Меринов Алексей Владимирович

Доктор медицинских наук, профессор кафедры психиатрии, выпуск 1996 года

Здравствуйте, Алексей Владимирович, спасибо, что выделили нам время для интервью для сайта «Содружества выпускников РязГМУ». Нас очень интересует ваше становление как специалиста, мы зададим Вам несколько вопросов о вашем детстве, учебе в университете и преподавательской деятельности. И начнем мы, с вопроса о вашей семье и школьных годах.  

АВ Родился я в 1973 году. Мои родители никакого отношения к медицине не имеют, у них педагогическое высшее образование. Мама- химик, папа работал учителем физкультуры. В школе учился хорошо, закончил с медалью, серебряной.

То есть в школе Вы учились очень хорошо! Расскажите, как появилось желание связать жизнь с медициной? Почему именно наш университет?

АВ Получилось так, что я был заочно принят в химико-технологический институт имени Дмитрия Ивановича Менделеева в Москве, так как стал призером олимпиады по химии. Но, родители в Москву меня не отпустили. Мама говорила, что лучше медицины профессии нет, поэтому я решил поступить в Рязанский государственный медицинский институт имени И.П. Павлова.

С какими сложностями приходилось сталкиваться первокурснику нашего университета в Ваше время?

АВ Поступив в университет, я понял, что при желании в нем учиться гораздо легче, чем в школе. Все это интереснее, все это совсем по-другому. Поэтому все было весело, легко и непринужденно, начиная с первого курса и до последнего. Почти все пятерки, кроме одной.

Какой?

АВ Анатомия.

Очень интересно узнать про любимые предметы и дисциплины.

АВ Да все нравилось. Я не могу сказать, что какие-то были любимыми.  Мне и биохимия нравилось и все остальное, что было связано с химией. Я думал, что все-таки свяжу себя с фундаментальной медициной.  Но все сложилось по другому.

Вопрос об отработках и прогулах теперь не очень актуальный, раз учеба была легкой, увлекательной и успешной. Но все-таки хочется спросить, совсем не прогуливали? Не давали себе немножко расслабиться?

АВ Прогулов и отработок не было, только если отсутствовал о причине научных конференций. Да, я учился очень легко, институт был просто подарком после школы. Прогуливать вообще не хотелось, все нравилось. Хвостов не было, я просто ленивый, чтобы еще потом и на отработки ходить.

Расскажите про Вашу группу. Вспомните о самых ярких моментах студенческой жизни. Может быть, поездки, смешные истории…

АВ Дружнее нашей группы, наверное, и не было на курсе.

Когда Вы поняли, что хотите заниматься именно психиатрией, а никакой-либо другой?

АВ Я занимался два или три года в кружке по неврологии. Хотел быть нейрохирургом. Выигрывал первые места на конференциях. Думал, что буду неврологом до тех пор, пока я не попал на кафедру психиатрии на четвертом курсе к Андрею Павловичу Хворачеву. И после занятий, и у него, и у меня уже сомнений не было по поводу того, кем я буду и кем я хочу стать. Я понял, что я буду психиатром.  Человек меня настолько поразил. Тогда я переметнулся с кружка по неврологии на кружок психиатрии. Через полгода я стал старостой кружка, потом поступил в субординатуру, у меня была в основном психиатрия весь шестой курс. Затем ординатура клиническая по психиатрии, затем аспирантура. Все нелегко было, не с первого раза.

Расскажите про вашу научную деятельность, научных руководителей.

АВ вот как раз Андрей Павлович Хворачев и Дмитрий Иванович Шустов. С ними я и начал свою научную карьеру. В ординатуре начал набираться материал для будущей кандидатской диссертации.

Какую тему Вы выбрали?

АВ «Аутогрессивное саморазрушающее поведение», почему люди не хотят жить хорошо или вообще не хотят жить. Раньше она касалась людей больных алкоголизмом, но сейчас она касается более широких масс людей… студентов в частности…

И смешно и грустно! А почему вообще у Вас возникло желание стать преподавателем?

АВ сейчас скажу такую крамольную вещь: каждый человек идет либо в практику, либо в науку. И с третьего курса я видел себя в стенах этого университета. Так получилось, что в моей жизни я сталкивался с очень хорошими преподавателями. И когда я видел этих людей, как они относятся к своему делу, к своему искусству, мне хотелось быть похожими на них, то есть видеть перед собой студентов, которым ты можешь что-то передать, и не просто  передать сухо, а передать так, чтобы человек вышел с гистологии и сказал, что это самый интересный предмет. Вот такой у меня был гистолог, например. Толченкин Дмитрий Александрович. Ну и, конечно, мне была интересна наука. Не только из чего лягушка состоит, но то, почему люди поступают так или иначе. Это еще со школы, наверное. У меня дядя психиатр, поэтому наследственность у меня есть. Он говорил, что это самая лучшая специальность, которая есть.

А коснулось ли вас распределение после окончания университета?

АВ Нет, меня не коснулось. Ординатуру по психиатрии мне дали в день выпускного. Узнал я об этом за час до выпуска.

Хотим Вас попросить вспомнить свою первую группу, которую Вы вели?

АВ Дело в том, что преподавать начал после ординатуры сразу. Первую группу хорошо помню. Со всеми студентами до сих пор общаюсь. Смешно было только то, что разница в возрасте у нас была два или три года всего. Хорошие, интересные, талантливые ребята. У всех все сложилось хорошо. Я помню, что с ними мне было легко, но страх, конечно, был.

А сразу удалось найти с ними общий язык? Не было трудностей в общении или подаче материала?

АВ Мне всегда было, что рассказать. Все легко, потому что если вы любите то, что вы делаете, то и рассказывать вам будет про это легко. Здесь, наоборот, каждый год мне приходится торопиться рассказывать, что успеть все рассказать, потому что медицина очень подвижна. Все что 20 - 30 лет назад казалось фантастикой, сейчас происходит. Нужно показывать новые взгляды, воззрения, обсуждать мировые ротации. Я всегда говорю так: если ты преподаешь, в группе 2-3 человека должны захотеть стать психиатрами, даже если они этого не хотели. А после кружка – процентов 30-40. Кружок я веду бессменно и без перерывов уже лет 23 года.

Вы на протяжении многих лет являетесь преподавателем. Наверное, у вас найдется много забавных историй про экзамены, ответы студентов…

АВ На протяжении всего времени существования кафедры мы ведем записи смешных ответов студентов на экзаменах! На экзамене обхохочешься, потому что люди говорят такое, что просто плакать хочется. Я прекрасно понимаю, что многие говорят такое не от незнания, а просто потому, что торопятся или волнуются. Например, что эпилепсию лечат электросудорожной терапией… Но одно могу сказать, что мы всегда могли посмеяться вместе со студентами, никому не было обидно. Самый смешной случай, когда человек перепутал педиатрию с психиатрией. В одну сессию сдается. Он был иностранец. Он долго смотрел, сел отвечать, потом только понял, что перепутал.

И что же в итоге с этим студентом?

АВ В итоге он успел до конца экзамена по педиатрии.

Ему очень повезло! Мы приближаемся к концу нашей беседы. Так как мы делаем интервью для сайта «Содружества выпускников РязГМУ», хочется узнать у Вас про отношения с вашими одногруппниками сейчас. Общаетесь, встречаетесь?

АВ Ну бывает, уже сейчас не часто. Поддерживаем общение, никто никуда не пропал. Я особенно на связи, потому что у всех теперь дети взрослые стали…

Как вы думаете стоит ли развивать «Содружества выпускников РязГМУ» как форму общения между выпускниками разных лет?

АВ А почему нет! Как информационное поле – вполне.

Ну и завершающий вопрос. Может, у Вас есть что пожелать наших выпускникам?

АВ Есть такое понятие, как приверженность профессии. Я имею в виду количество людей, которые остались в профессии после выпуска. В разных вузах это разные цифры. Мне всегда хотелось, чтобы через года, когда выпускники будут встречаться, никто из них не разочаровался в сделанном выборе, чтобы не было выгорания, чтобы было ощущение того, что ты в том месте, куда хотел когда-то попасть.